June 25th, 2010

хуй

(no subject)

Москву поймала жара, такая, что воздух медленно и лениво дрожит, провариваясь в собственном соку. Я же решаю чего я хочу больше, свариться или уснуть, а может свариться во мне. В такую жару нельзя работать, а только сидеть у речки в одних трусах и майке, потому что любой лишний предмет одежды кажется шубой, самой теплой и самой жаркой. Но лето и должно быть таким, нестерпимо жарким, чтобы потом вспоминать его зимними вечерами, что можно помнить о мокром и холодном лете? - ничего хорошего, а жаркое солнце почти 20 часов в сутки оставляется светом в глазах, загаром на коже, теплом в памяти.